ещё
свернуть
Все статьи номера
2
Февраль 2017года
Excellence in tools
Футурология

Хорошие времена никого не поджидают за углом, если не искать путей к ним

Принимаем мы перемены или нет, они неизбежны. Необходимо понять, что мир становится более прозрачным и взаимосвязанным на глобальном уровне. Своими прогнозами с нашим журналом поделился шведский экономист Кьёлл Нордстрем.

На пороге нового мира

Своё выступление Кьёлл Нордстрем начал с констатации того, что настала эпоха триумфа капитализма на всем мировом пространстве (кроме Северной Кореи). По его словам, достаточно посмотреть на китайских предпринимателей, молниеносно сколотивших свои состояния, на российских олигархов, владеющих футбольными клубами, и станет понятно, что капитализм победил. Слава богу, плановую экономику уже можно занести в Красную книгу. Шведский экономист сравнивает её с белым медведем, который расположился в центре постепенно тающей льдины. Это можно назвать климатическими изменениями в обществе.

«Конечно, Маркс был прав, и только работникам должны принадлежать главные активы и средства производства, что сегодня и происходит, но не в коллективном, а в индивидуальном порядке», — поясняет Кьёлл Нордстрем.

Первая часть революции, по мнению бизнес-спикера, свершилась: «Посмотрите, программисты во Франкфурте-на-Майне и судостроители Ставангера, креативщики китайских рекламных агентств и сиднейские офисные работники, фабричные рабочие Лос-Анджелеса и трейдеры на сингапурских биржах — все они для создания добавленной стоимости используют свои мозги. До 80% того, что делают люди, а может, и больше, делается при помощи интеллекта. Основным средством производства стал человеческий мозг, весящий всего-то 1300 граммов и до сих пор плохо изученный».

Рыночная экономика, по мнению Кьёлла Нордстрема, — это машина, сортирующая все вещи на эффективные и неэффективные. И всё равно, о чём идёт речь — о современной бизнес-школе, ресторане, каком-либо продукте. Мы можем ускорить работу такой машины. Для этого ей нужно дать информацию, чтобы сортировка бизнесов проходила ещё быстрее. С появлением доступного всем интернета общее количество знаний вырастает.

Кьёлл Нордстрем

Досье

Шведский экономист, писатель, профессор, бизнес-спикер, проповедник новой экономики, член советов директоров нескольких инновационных компаний. Соавтор известных в России бестселлеров «Бизнес в стиле фанк» и «Караоке-капитализм. Менеджмент для человечества». По версии исследовательской компании Global Gurus занимает 22-е место в мировом рейтинге топ-30 профессионалов в области менеджмента, в европейском рейтинге — пятую позицию.

Города вместо стран

Мы живём в интересное время. Казалось бы, урбанизация идёт уже давно, но в ближайшие десятилетия она станет развиваться впечатляющими темпами. Это будет совсем другая урбанизация — тотальная и стремительная. «Мы находимся в самом начале урбанизации всего человечества, — говорит шведский экономист. — Ключевое слово здесь — «в начале». Вам просто кажется, что всё уже случилось, но на самом деле мы стоим на старте. Всё большее значение начинают приобретать города, а не государства.

Посмотрите на снимки из космоса. Там яркими огнями горят Токио, Москва, Пекин, Сеул, другие мегаполисы. Остальное пространство просто погружено во тьму. Лет через тридцать около 80% населения планеты будут проживать всего лишь в 600 крупных мегаполисах, и 95–99% всей мировой экономической активности сосредоточится там. Такой процесс уже идёт и в России, и в США, и в Китае, и в Австралии».

По словам Кьёлла Нордстрема, страны как структуры постепенно умирают, и через полвека вместо 218-ти стран мы увидим несколько сотен городов. Бизнес-спикер полагает, что лет через 25 не будет привычной Австрии, а останется только Вена с пригородами. Такая же картина — и с другими странами. Процессу способствует развитие транспорта и технологий, изменение системы восприятия информации.

А что ожидает Россию? «Допустим, сегодня в вашу страну приезжает англичанин с семьёй, и сын просит его съездить на экскурсию в Нижний Новгород. Что ему ответит отец? Он скажет, что это далеко и сложно. Но уже через несколько десятилетий в России останутся, условно говоря, Москва, Екатеринбург и Владивосток, а Нижний станет простым районом вашей столицы, до которого можно будет добраться за считаные минуты», — поясняет Кьёлл Нордстрем.

По его словам, все мы очень скоро будем жить на территории, занимающей лишь два процента поверхности Земли. Транснациональные корпорации сменят трансгородские. Именно конкретные города и их части будут иметь решающее значение при завоевании новых рынков. Поскольку экономика мегаполисов сможет обеспечивать большую часть национального дохода, они начнут всё активней диктовать свои правила государствам, требовать независимости. За примерами далеко ходить не надо. После Brexit, ознаменовавшего начало выхода Великобритании из ЕС, Лондон заявил о своём желании остаться в Европейском Союзе, а ведь его экономика составляет треть британской.

Диджитализация во всём

«Всё, что может быть оцифровано, обязательно будет оцифровано. Медицина, безопасность, образование, армия — ровным счётом всё, — утверждает Кьёлл Нордстрем. — Не удивлюсь, если вскоре появится «умная» пыль, которая преобразит самые простые вещи, начиная от стен в квартире и до косметики, и совсем скоро макияж будет таким «умным», что сможет напоминать, когда необходимо его смывать».

Автомобили, по его мнению, станут «смартфонами на колёсах». Сейчас в мире проживает предпоследнее поколение, приобретающее машины. Уже через пятнадцать лет владельцев авто не будет, поскольку все они станут их пользователями. Наши дети и внуки будут просто арендовать машины или делиться ими с друзьями.

Современный мир захвачен пятью корпорациями, которые можно назвать FAANG: Facebook, Amazon, Apple, Netflix, Google. Остальные компании в своей деятельности постоянно оглядываются на них, сверяя свои действия, стараются вписаться в их контекст, иначе существование этих организаций может оказаться под угрозой. В пример шведский экономист приводит один популярный сервис своей страны — Spotify. Разработчики приложения платят компании Apple неплохие деньги, чтобы находиться в App Store. Иначе приложение закроется.

Если у ваших клиентов новых идей больше, чем у вас самих, или наймите их, или ищите другую работу.

«А приложение Apple Pay, — продолжает Кьёлл Нордстрем, — стало доступным в России недавно, но очень быстро набрало популярность. Теперь никто из продавцов на кассе не удивляется, когда человек оплачивает свою покупку телефоном. Пластиковые карты умирают или уже умерли, а никто и не заметил этого».

Сегодня мир находится в ситуации, когда технологии становятся вездесущими, как вода или воздух, и все имеют к ним доступ. Однако очень часто можно наблюдать, как финансовые, авиационные, телекоммуникационные компании, которые совсем недавно фокусировались на технологиях, их утратили, поскольку были переоценены в значимости.

«Возьмите компанию Apple, — предлагает шведский экономист. — Не технологии сделали её великой. Дело в том, как менеджеры Apple смогли адаптировать продукты компании для своих потребителей, просчитали их ожидания, как они выстроили своё окружение. Хочу дать совет: избегайте концентрации усилий на технологиях, поскольку период в 60 лет, в течение которого они были важны, закончился».

По мнению бизнес-спикера, человеческую жизнь сегодня можно описать как серию транзакций, а машины и технологии снижают их издержки в любых видах деятельности. Количество домохозяйств с одним человеком неуклонно увеличивается. Мы начинаем существовать по одному, но при помощи машин. В Швеции, например, в 2008 г. было 48% домохозяйств, в которых проживало по одному человеку, теперь их 56%. И это просто факт, который надо признать, и который говорит о необходимости адаптации к эволюции. Самое глупое, что можно сделать, — это пытаться эволюцию остановить.

Танцы с бубном шамана

Помните, как нас учили, что для достижения успехов в любом деле необходим план? Без него невозможно управлять государством, компанией и жизнью. Но всегда будут существовать явления, которые можно отнести к хаотичным системам второго порядка. Предсказать их весьма проблематично, управлять ими по заранее составленному плану невозможно. К таким системам, например, относится погода. Даже при прекрасных прогнозах может наступить похолодание или пойти дождь.

Похожее происходит, если мы начнём привязывать курс японской иены к стоимости нефти, котировкам британской биржи и т. д. Поступая так, мы будем создавать сложную систему второго порядка. За ней можно наблюдать, но её невозможно проконтролировать.

Значит, планирование постепенно становится недостижимым. Оно будет похоже на шаманский танец с бубном — можно прекрасно плясать, отгоняя дождь, но он всё равно пойдёт. Постепенно планирование сменяет метод проб и ошибок, который начинает миграцию в государства и компании.

Мы должны управлять собственной жизнью. Лидерство — это больше не что-то, чем вы занимаетесь от случая к случаю. Это то, чем вы занимаетесь каждый день.

«Я много работал с немецкими специалистами, например, в Siemens, — вспоминает Кьёлл Нордстрем. — Многие ещё помнят, что эта компания выпускала мобильные телефоны — очень хорошие, надёжные, хотя выглядели они немного старомодно. Из-за этого Siemens теряла прибыль. Я предлагал им немного поэкспериментировать с моделями, но немецким специалистам не хотелось этого делать — они желали сразу узнать, что и как правильно. И проиграли, упустили время.

В наши дни эксперименты со смартфонами переходят уже в сферу автомобилестроения. Возьмите, например, Tesla — я называю его айфоном на колёсах. Вы просто загружаете в машину новый софт, и он начинает свою работу.

Всё превращается в хаотическую систему. Сегодня побеждает не тот, кто составил правильный план, а тот, кто смог установить в потребительском сознании временную монополию — произвести оригинальный и нужный продукт, который больше никто не делает».

Мир становится глупее

Стремительный рост информационного потока при прежнем объёме человеческого мозга — а он такой же, как и двести тыс. лет назад, — становится причиной одного печального явления. За два последних десятилетия значение информации увеличилось в 300 раз, а скорость её возникновения — в 10 раз. Значит, совокупный объём поступающих данных теперь в три тыс. раз больше. Почему на выборах в США победил Трамп? Политические инструменты, которые успешно использовались десять и даже пять лет назад, уже не работают.

Ежедневно мы оказываемся чуть глупее, чем были накануне, ведь объёмы информации, которую мы не можем охватить, растут ежеминутно. За минувшие 20 лет человечество произвело огромное количество данных. И получается, что каждое утро мы просыпаемся чуть более глупыми.

«Нас убеждали, что мы обязаны стать мастерами хоть в чём-то. Но сегодня мастеров нет, мы просто любители. Нам необходимо сотрудничать на всех уровнях — местном и международном, поскольку мир стал очень сложным. Например, в создании хитов шведского музыканта Avicii порой насчитывается до двадцати участников. Или возьмём Нобелевскую премию. Раньше она присуждалась только одному человеку. Сегодня её делят между собой несколько исследователей, поскольку невозможно что-то делать в одиночку», — поясняет Кьёлл Нордстрем.

Звёзды притягивают звёзд, к неудачникам тянутся только неудачники. Лидеры должны создавать силовые поля, магниты, которые притягивали бы таланты, а не просто служащих, стремящихся занять рабочие места.

Ценность высшего образования уже не растёт. В некоторых странах она даже стремительно падает. С развитием технологий университеты потеряли монополию на знания. Сегодня диплом, хотя и остаётся абсолютной необходимостью, не гарантирует стабильного будущего. Конкурентные преимущества в ближайшее десятилетие будут основываться на скрытых, пассивных знаниях — а это информация и опыт, которыми мы владеем, но не можем выразить словами, и которые используем при принятии решений.

Работая вместе, сотрудники невольно обмениваются скрытыми знаниями, достигая лучших результатов. Многие организации уже осознали это. Они начинают переходить от схем, по которым персонал трудится дома, на удалённом доступе, к созданию единого рабочего пространства. Так, несколько лет назад генеральный директор компании Yahoo Марисса Майер ввела запрет на удалённую работу для 12 тыс. сотрудников, пояснив, что компания начинается с физического присутствия каждого в своей команде. Мы всегда знаем значительно больше, чем можем сказать, и в будущем конкурентные преимущества станут основываться именно на скрытых знаниях.

Как стать монополией

При капитализме деньги делают через монополию. Если вы не создадите монополию, то и денег не получите. Поясняя свои слова, Кьёлл Нордстрем предлагает аудитории провести простой эксперимент. «Я произнесу предложение, а вы подскажете пропущенное мною слово: «Я ненавижу IKEA! Я лучше пойду в …» Видите, вы столкнулись с проблемой, поскольку IKEA имеет временную монополию. Такая монополия — в вашей голове. И она абсолютно законна. Если мне нужно приобрести дешёвую и качественную мебель, я пойду только в магазины этой компании.

Более 50% сидящих здесь вздрогнут, если услышат, что айфоны снимают с производства, останутся только телефоны на платформе Android. Почему? Просто Apple, как и IKEA, смогла создать временную монополию в вашей голове. Именно это делает её высокоприбыльной», — говорит бизнес-спикер.

Всё, что вам необходимо, — это создать в головах потребителей монополию. Не имеет значения, о чём идёт речь. Принципы общие и для авиакомпании, и для маленького бара.

В эпоху эмоциональных привязанностей ваш успех всё меньше зависит от способности к рациональной аргументации. Бренды — это успокоительное для наших душ, маяки в мире хаоса.

Вам знаком детский стул Tripp Trapp? Он позволяет ребенку сидеть на одном уровне со взрослыми, ведь дети имеют такие же права, как и они, и сидеть должны вместе с ними. Чем это не монополия? Когда женщина в Европе узнаёт о своей беременности, она думает, что ей нужно купить Tripp Trapp, а не ехать в IKEA. Это тоже временная монополия.

Помните автомобиль Volvo 242, похожий на восточногерманский танк? Кьёлл Нордстрем считает его самой нелепой машиной из всех, что выпускались ранее. Почему он так выглядит? Это был первый в мире автомобиль, спроектированный как наиболее безопасный. Компания Volvo продала около трёх млн таких авто. Затем другие производители стали выпускать безопасные машины, и компания просто потеряла свою монополию.

«Если вы собираетесь создать временную монополию, у вас есть большая проблема. Её очень точно описал американский профессор Харольд Блум — лучший литературовед планеты: «Помните, лишь 26 авторов в мире необходимо прочитать, а всё остальное — просто их копии», — отмечает Кьёлл Нордстрем.

Заработать на кризисе

Главным человеческим инстинктом остаётся самосохранение. Это и определяет стремление людей избегать рисков. Но кризис считается хорошим временем для экспериментов. Он заставляет искать другие пути развития, принимать нетрадиционные решения, он даёт новые возможности. Главное — не бояться экспериментов. А без них не обойтись, поскольку устоявшиеся в обществе модели бизнеса перестают работать. То, что было успешным вчера, сегодня уже не имеет смысла. Необходимо действовать, применяя метод проб и ошибок.

В наши дни компаниям важны личные качества сотрудников, их отношение к делу, а не сами знания, как раньше. Всё большее количество знаний с каждым днём становятся бесплатными, перестав быть ограниченным ресурсом. Многие нанимают специалистов, персональные качества которых соответствуют корпоративному духу. А знания в дальнейшем всегда можно подтянуть.

Шведский экономист считает, что, помимо финансовых поощрений, сотрудников необходимо мотивировать и неким смыслом — объясняя им, для чего компания всё это делает, поскольку крайне важно наполнить значением деятельность коллектива, ведь все мы ненавидим бессмысленность. Компания IKEA, например, следует принципу предельно низких цен, считая, что это делает людей счастливыми. Nokia в свое время выбрала девиз «Соединяем людей». В нём заключен большой смысл. Похожий подход в нашей стране использует компания Beeline, утверждающая, что позволяет стать людям ближе, несмотря на огромные расстояния.

Если вы хотите привлечь и удержать лучших людей, вы должны предоставить им возможность учиться.

Использовать кризис для своей выгоды, заработать на нём — гуманно и естественно. Но куда сегодня можно делать вложения? Бизнес-спикер рекомендует инвестировать в Кению, считая, что очень скоро это государство Восточной Африки станет совершенно фантастическим местом, страной с хорошо развитой экономикой. От Москвы до Найроби можно добраться за каких-то пять-шесть часов. Для России с её просторами это вовсе не расстояние.

Как изменился мир за последние двадцать лет? Очень существенно. Как сказал итальянский художник Франческо Клементе, весь мир населяют туристы и беженцы. Вы либо принимаете изменения, либо пытаетесь от них бежать — но изменения всё равно вас настигнут. Для всех читателей нашего журнала Кьёлл Нордстрем даёт простой совет: «Хорошие времена никого не поджидают за углом, если не искать путей к ним. Главное — не бояться забрести в тупик. Нужно идти вперёд».

Ольга Тюшевская, обозреватель журнала Business Excellence